Япония

Если Советы исполняют в этой игре функцию «быстрого» игрока, а Альянс — «сильного», то Японии досталась роль «хитрого». И с нею она справляется на славу: многие ее войска умеют… превращаться. Скажем, из бомбардировщика — в подводную лодку, или из зенитной самоходной пушки — в штурмовой вертолет… Чудеса, да и только. Армия мановением руки преображается из одного типа в другой, подготовиться к борьбе с нею очень трудно. Только что вашу базу громили вертолеты, вы подогнали истребители — и вот вертолет падает оземь и оборачивается неуязвимой для МиГа зениткой.

За это, разумеется, приходится платить. Универсал обычно проигрывает узкому специалисту в каждой из областей своей деятельности. Так, чудо-машинка Тэнгу может быть противопехотным броневичком — но заметно слабее Серпа, а может — истребителем, который, однако, даже вдвоем едва ли справится с МиГом. А поскольку вся авиация Японии представлена разнообразными «оборотнями» — японцы вообще не обладают аэродромами! — завоевать господство в воздухе японцам очень непросто.

Зато пехота Японии, на мой взгляд, лучшая в игре. Она легко управится с пехотой любой другой нации, даже с теслоносцами. Ей недостает разве что рычащих медведей и собак, которые оглушают пехоту, — но японцы неплохо борются и с ними. Флот — тоже сильная сторона; на море Японии противостоять очень нелегко, разве что при помощи авиации.

Еще одна фирменная особенность роботизированной японской армии — распространение без ограничений. Никаких «малых баз» и «максимального расстояния до стройплощадки». Каждое здание рождается в виде неторопливой машинки-амфибии (именуемой «наноузлом»), которая ползет или плывет куда скажут и там постепенно разворачивается. Нет ничего невозможного, например, в том, чтобы, пока противник отвлечен боковой атакой, развернуть перед его позициями турели. Едва ли такой фокус удастся Советам или Альянсу.

Правда, это немного замедляет процесс строительства — ведь на создание каждого объекта приходится отвлекаться дважды, да и загромождение пути к намеченному месту может привести к задержке. Если, например, стройплощадка стоит на набережной, Советы или Альянс могут смело возводить верфь в воде, а японцам придется ждать, пока верфь на колесиках доползет до спуска в воду, а потом приплывет на заданную позицию…

Есть и более серьезный дефект: в силу полной автономии каждого здания технологии японцами изучаются отдельно для конкретной казармы или завода, а не в центральном строении. То есть, чтобы строить на нескольких верфях линкоры, нужно развить до упора каждую верфь. Выводы, полагаю, очевидны. Зато японцы могут распространяться так широко, как захотят, и это многое искупает.